Герман Степанович Титов

 

Родился 11 сентября 1935 года в селе Верхнее Жилино Косихинского района Алтайского края в семье Степана Павловича Титова. Степан Павлович был писателем, играл на множестве инструментов, рисовал, писал стихи и песни. В военные годы Степан Павлович был на фронте, а его жена Александра с сыном Германом и дочерью Земфирой (дети были названы отцом в честь героев произведений А. С. Пушкина) жили у родителей в коммуне Майское Утро — там Герман учился с первого по третий класс, семилетку он заканчивал в Полковниково, а среднюю школу — в селе Налобиха. В армии с июля 1953 года. В 1955 году окончил 9-ю военную авиационную школу лётчиков (Кустанай), в 1957 году — Сталинградское военное авиационное училище в г. Новосибирске. Служил в строевых частях ВВС в Ленинградском военном округе (26 авиаполк, машины СУ-7).

В 1960 назначен в отряд космонавтов. Дублёр Ю. Гагарина. Был выбран пилотом второго космического корабля «Восток-2», запущенного в августе 1961.

6-7 августа 1961 года Герман Титов совершил космический полёт продолжительностью 1 сутки 1 час, сделав 17 оборотов вокруг Земли, пролетев более 700 тысяч километров.

В полёте имел позывные «Орёл». Спускаемый аппарат приземлился вблизи города Красный Кут Саратовской области.

На момент полёта Герману Титову было без одного месяца 26 лет, благодаря чему он является самым молодым из всех космонавтов, побывавших в космосе.

За успешное осуществление космического полёта и проявленные при этом мужество и героизм майору Титову Герману Степановичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 августа 1961 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11158).

В 1968 году Титов окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, в 1972 году — Военную академию Генерального штаба.

В 1972—1973 годах — заместитель начальника Центра по управлению космическими аппаратами военного назначения Главного управления космических средств Министерства обороны СССР, в 1973—1979 годах — заместитель, в 1979—1991 годах — первый заместитель начальника ГУКОС МО СССР по опытно-конструкторским и научно-исследовательским работам. Являлся председателем нескольких государственных комиссий по испытаниям ракетно-космических систем. Являлся активным идеологом создания морских кораблей измерительного комплекса, принял большое личное участие в разработке корабля проекта 1914 «Маршал Неделин». С октября 1991 года генерал-полковник авиации Г. С. Титов — в запасе.

В 1992—1993 годах — президент Международного научно-технического центра по космонавтике и электронике «Космофлот», в 1993—1995 годах — заместитель председателя совета Российского центра конверсии аэрокосмического комплекса. С 1999 года — президент Федерации космонавтики РФ.

Жил в Москве.

Член КПСС с 1961 года. Баллотировался в первом (1993) и втором (1995) созывах в Государственную Думу от КПРФ. 14 мая 1995 года победил на довыборах в Коломенском округе. Входил во фракцию КПРФ в первом и втором созывах.

Скончался от сердечного приступа в парной бане 20 сентября 2000 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

 

Комментариев: 1

Продажа

1. Девушка была крепостной её звали Анисья 

2. Помещик её продаёт потому что она плохо работает

3. Девушка нехочет чтоб её продавали но она неможет сказать об этом помещику

4. В комноте у помещика много книг и картин это говарит о  том что помещик образованый но продавать крепостных для него это привычное дело

Комментариев: 2

Жилище Древней Руси

Крестьянский двор

В крестьянский двор обычно входили: крытая дранкой или соломой избы, топившаяся «по-чёрному»; клеть для хранения имущества; хлев для скота, сарай. Зимой крестьяне держали в своей избе (поросят, телят, ягнят). Птицу (кур, гусей, уток). Из-за топки избы «по-чёрному» внутренние стены домов были сильно закопчены. Для освещения использовали лучину, которую вставляли в печные расщелины.

Крестьянская изба была довольно скудной, и состояла из простых столов и лавок, но и для ночлега, закреплённых вдоль стены (они служили не только для сидения, но и для ночлега). Зимой крестьяне спали на печи.

Жилища в Древней Руси.

1) Полуземлянка.

Какой же дом строил для себя и своей семьи наш прапрапрадед, живший тысячу лет назад?

Это, в первую очередь, зависело от того, где он жил, что его окружало, к какому он принадлежал племени. Ведь даже теперь, побывав в деревнях на севере и на юге Европейской России, нельзя не заметить разницы в типе жилищ: на севере это — деревянная рубленая изба, на юге — хата-мазанка.

Традиции, конечно, во многом определялись климатическими условиями и наличием подходящего строительного материала. На севере во все времена преобладала влажная почва и было много строевого леса, на юге же, в лесостепной зоне, почва была суше, зато леса хватало не всегда, так что приходилось обращаться к иным строительным материалам. Поэтому на юге до весьма позднего времени (до XIII-XIV) массовым народным жилищем была полуземлянка на 0,5-1 м врытая в грунт. А на дождливом холодном севере, напротив, очень рано появился срубный наземный дом.

Для того, чтобы войти в полуземлянку, необходимо было спуститься по ступенькам, которые либо вырезались в грунте перед дверью, либо делались из дерева и находились непосредственно в помещении.

Дверь чаще всего была одностворчатая и довольно узкая, чтобы лучше сохранить тепло внутри полуземлянки[2].

Стенки ямы чаще всего закрывались досками, которые закреплялись вбитыми в землю деревянными столбами, прижимавшими эти доски к стенке ямы. Пол в полуземлянке был как правило земляной, плотно утрамбованный, часто обмазанный глиняным раствором.

Окон, по-видимому, не было вовсе, потому что, как считают многие учёные, в них не было никакого функционального смысла: дым, исходящий из печки, должен был их закоптить. Позднее яма полуземлянки стала закрепляться небольшим опущенным в неё срубом из брёвен, который был рублен «в обло»: верхнее бревно клалось в полукруглую выемку, сделанную в верхней части перпендикулярно лежащего нижнего бревна. Причём концы брёвен выступали наружу, и для них на углах ямы вырывали специальные гнёзда. Расстояние между срубом и стенками ямы засыпалось землёй. Пол в таких полуземлянках был дощатым, доски врубались во второй или третий нижний венец сруба, таким образом оставляя место для хозяйственных нужд (медуша). Возле очага, его, как правило, делали глинобитным во избежание пожара.

Потолка у полуземлянки, скорее всего, не было, что позволяло дыму, поднимавшемуся из очага, заполнять больше пространства и позволять людям находиться внутри помещения во время топки. Кровля чаще всего была двускатной и  устраивалась на стропилах, перекрытых каким-либо лёгким материалом и присыпанных сверху землёй, как и наружные стены.

К XII-XIII векам полуземлянки сохранялись преимущественно в безлесных местах в бассейне Днепра и на некоторых опольях (например, к югу от Москвы), куда по каким-то причинам труден был подвоз леса. Это было связано с тем, что в X-XI веках наземные срубные дома распространились на юг и юго-восток, заняв почти всю лесную зону Европейской России, до границ лесостепи, а в XII-XIII веках перешагнули эту границу, в особенности на юго-западе, заняв в Галицкой земле и на Волыни почти всю лесостепную зону. Начиная с XIV века в русских городах все дома были срубными, наземными[3].

2) Срубный дом

Срубные дома строились из хвойного леса, потому что сосна и ель имеют прямой и ровный ствол не требующий больших усилий для конопатки стен и, следовательно, лучше сохраняющий тепло. К тому же, хвойные породы дерева обеспечивают в избе сухость насыщенного смолой воздуха и создают сравнительно лучшие для жизни гигиенические условия. Лиственница и дуб ценились за прочность древесины, но они были тяжелы и трудны в обработке. Их применяли только в нижних венцах срубов, для устройства погребов или в сооружениях, где нужна была особая прочность (мельницы, соляные амбары). Другие породы деревьев, особенно лиственные (береза, ольха, осина) применялись в строительстве, как правило, хозяйственных зданий. В лесу получали необходимый материал и для кровли. Чаще всего береста, реже кора ели или других деревьев служили необходимой гидрозащитной прокладкой в кровлях. Для каждой надобности деревья выбирались по особым признакам. Так, для стен сруба стремились подобрать особые «теплые» деревья, поросшие мхом, прямые, но не обязательно прямослойные. В то же время для теса на кровлю обязательно выбирались не просто прямые, но именно прямослойные деревья. Соответственно назначению деревья метились еще в лесу и вывозились к месту строительства. Если пригодный для построек лес был далеко от поселения, то сруб мог быть срублен прямо в лесу, ему давали выстояться, высохнуть, а потом перевозили к месту строительства. Но чаще срубы собирали уже на дворе или поблизости от двора.

Место для будущего дома выбирали очень тщательно. Для возведения даже самых крупных построек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметру стен, но по углам зданий (изб, клетей) закладывались опоры — крупные валуны, большие пни. В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили и в середине таких стен.

У срубного дома IX-X веков ещё были черты сходства с полуземлянкой: они были небольшие, состоявшие, как правило, из одного только квадратного или почти квадратного помещения, служившего всей семье и для работы, и для приготовления пищи, и для еды, и для спанья. Размеры домов в разных семьях были разными, но в целом приблизительно он составлял 16 м2. Пол, как и в поздних полуземлянках, был почти всегда дощатым, приподнятым над землей и врубался обычно во второй-третий венец сруба. Если же половые доски клались на землю, то внизу подкладывались специальные опоры. Потолка тоже не было.

 Помещение имело одно или несколько маленьких волоковых окошек. Волоковое окно -  небольшое окно, вырубленное в двух расположенных друг над другом бревнах деревянного сруба на полбревна вверх и вниз. Изнутри волоковое окно закрывается (заволакивается) тесовой задвижкой, выполненной из доски[4].

Вдоль стены дома, где находилась входная дверь, зачастую  устраивалась под сводом кровли, край которой опирался на столбы, открытая галерея с дощатым полом; для поддержки столбов и пола параллельно стене клали ряд брёвен.

3) Интерьер избы

Главную роль в интерьере играла, конечно же, печь, стоявшая в одном из углов. Недаром все помещения, где находилась печь, назывались и стопкой (от слова “топить”), истьбой или, позднее, избой.

В IX-X веках это была в основном каменка – печь, которая складывалась без какого-либо связывающего раствора из «диких камней» (валунов и булыжника), реже – глинобитная. Открытый очаг и печь типа камина в древнерусском жилище не встречались. Чуть позднее, в XII-XIII веках печи-каменки практически исчезли, а вместо них появились круглые глинобитные печи. Тогда люди ещё не умели делать дымоотводов, поэтому печи были бес трубными, а избы, соответственно, курными. Поэтому дым шел прямо в избу, поднимаясь кверху, и выходя либо через отверстие в крыше, либо через волоковое окошко, либо  через открытую дверь[5].

Положение печи определяло всю внутреннюю планировку помещения. В основном печь находилась в каком-либо из углов помещения. Если же она находилась в центре, то можно предполагать, что такой тип жилища имел неславянское происхождение. Основных вариантов расположения печи можно выделить 4:

1) справа или слева от входа, устьем к нему. Такие избы встречались в основном на Юге и Юго-западе после X века.

2)В дальнем углу устьем к входу. Этот тип расположения печи древнейший на Руси и преобладал до Х века.

3) В дальнем углу устьем к боковой стене.

4 Справа или слева от входа устьем к противоположной стене. Такие избы можно было найти в северной и центральной части Древнерусского государства после Х века, потому что такое расположение было наиболее выгодным для сохранения тепла и приготовления хозяйкой пищи.

К положению печи приспособлялась вся внутренняя планировка избы: угол по диагонали от печи, позднее именуемый «красным» (красивым), был парадной частью избы. Здесь ставили стол, устраивали лавки, здесь ели и принимали гостей. Неизвестно, имел ли он сакральный смысл в языческих семьях, но в некоторых жилищах найдены идолы, расположенный именно в этом углу. Правда, немного.

Угол напротив печного устья – «бабий кут» или «середа» служил для таких занятий как стряпня и прядение. Четвертый угол был предназначен для мужских работ.

В тех редких случаях, когда печь ставилась в середине избы, планировка должна была быть иной, но этот вопрос пока не изучен ни археологически, ни этнографически[6]. Существует предположение,  что такие помещения использовались в качестве мастерских, но эта версия требует тщательной проработки..

Жилые покои освещались свечами и светильнею. В великокняжеских домах и хоромах горели восковые свечи, потому, что воску было много: его снимали в лесах из диких пчельников и продавали, вероятно, дешево. Люди победнее жгли обыкновенное масло (конопляное, льняное) наливаемое в глиняные круглые сосуды. Также была распространена лучина[7].

С XI века, после крещения Руси, параллельно с деревянным, начинает распространяться и каменное строительство. Сначала этот процесс шел очень медленно, но в последующие столетия он заметно ускорялся. В деревянных городах начинают строиться каменные церкви и дворцы, а позже, с XVII века — богатые жилые дома. С XIV века из камня возводятся и оборонительные стены городов. Самые ранние монументальные сооружения относятся к эпохе Киевской Руси, за ними следуют замечательные памятники архитектуры Владимира, Суздаля, Новгорода и Пскова и, наконец, величавые соборы и дворцовые комплексы Москвы — собирательницы русских земель.

Комментариев: 3

Святослав Игоревич

 Святослав Игоревич (942 — март 972) — князь новгородский, великий князь киевский с 945 по 972 год, прославился как полководец.

Святослав стал великим князем в 3-летнем возрасте после гибели в 945 отца, великого князя Игоря, но самостоятельно правил примерно с 960 года. Согласно летописи Святослав всё детство находился при матери в Киеве. Княгиня Ольга в 955—957 приняла христианство и пыталась обратить сына. Но Святослав до конца остался язычником. При Святославе Киевским государством в значительной мере правила его мать — княгиня Ольга, сначала из-за малолетства Святослава, затем из-за постоянного пребывания его в военных походах.При возвращении из похода на Болгарию Святослав был убит печенегами в 972 году на днепровских порогах.

 

Комментариев: 2

луг

Луг — в узком смысле — участок земной суши, занятый многолетней травянистой растительностью, образующей травяной покров. Обычно луга приурочены к высокоплодородным почвам и формируются в условиях благоприятного гидротермического режима.

Луга используют для сенокошения и для выпаса скота.

 

Растения:Высокие злаки, бобовые травы, много растений розеточных и ползучих, стойких к вытаптыванию, цветы: маки, колокольчик, василек, ромашка, клевер.

 

Цепь питания луга:  Пшеница — полёвка — змея — коршун

 

 

Луг — это не только травы и цветы, а еще и насекомые — большие друзья цветов, и пастухи со стадами домашних животных, пасущихся на лугу.

Стихотворенья:

Что такое луг?

Ковёр травы вокруг.

Цветов нарядных венчики,

Звонкие кузнечики.

Мотыльки игривые,

Жуки неторопливые.

С мёдом сладким пчёлки,

Песня перепёлки.

Мяты аромат,

Лета нежный взгляд

И до белых мух

С дудочкой пастух.

 

Пшеница — полёвка — змея — коршун

Комментариев: 4

Без заголовка

Для волнистых попугайчиков, нужно соблюсти три основных условия, необходимых для успешного размножения, — достаточную длину светового дня, наличие подходящих по размерам клетки и гнездового домика и правильное кормление. Однако эти условия применимы лишь к паре птиц разного пола, достигших определенного возраста, необходимого для воспроизведения потомства. Наиболее подходящий возраст— от одного года до 8—9 лет. Подготовку птиц к размножению в искусственных условиях следует начать с удлинения светового дня.

Световой день у птиц, готовящихся к размножению, должен быть не менее 15 часов. Причем увеличивать продолжительность освещения надо постепенно, прибавляя по 1—1,5 часа в течение 7—10 дней. количество однотипных гнездовий должно быть на 2—3 штуки больше количества пар птиц. Размещать эти гнездовья следует на одинаковой высоте от пола вольера, так как птицы предпочитают занимать те домики, которые висят повыше к потолку вольера, а расположенные в средней части и ниже занимают неохотно.

Кормовой рацион при подготовке птиц к репродуктивному периоду должен быть максимально разнообразен и включать в себя все необходимые компоненты, особенно минеральные вещества и витамины. Поэтому в подготовительный период птицам необходимо увеличить количество витаминных кормов: фруктов, зелени и размоченного или пророщенного зерна.

В кладке волнистых попугайчиков обычно 4—6 яиц, но бывает и до 10. Нормальное количество птенцов 5—6 (у волнистых попугайчиков выставочного типа 2—3) под одной парой. Яйца откладываются самкой через день, но высиживание начинается обычно с первого яйца, поэтому птенцы вылупляются также с интервалом в один день. Всего срок инкубации 18—19 дней. Вылупившиеся попугайчики имеют очень невзрачный вид — слепые, с редким желтоватым пухом на теле, большой головой, длинными ногами и шеей. Через 6—7 дней у них открываются глаза, на 8—10 день на спине и голове появляются пеньки перьев. К 11—13 дню они полностью покрываются пуховыми перьями, затем появляются пеньки маховых и рулевых. Первые 2 недели птенцы растут очень быстро, затем рост их замедляется, но идет интенсивное развитие перьевого покрова. На 17—18 день маховые перья достигают значительной величины, птенцы покрываются пеньками кроющих перьев и похожи на ощетинившихся ежей. К концу третьей недели появляются перья на спине, голове, крыльях. Птенцы в это время пугливы и при приближении поднимают писк. На 24—26 день значительных размеров достигают рулевые и маховые перья. К месячному  возрасту птенцы полностью покрываются перьями. Первое время, пока птенцы обогреваются самкой, самец их не кормит. Он обеспечивает пищей самку, а она кормит птенцов.

 

Наибольшей массы птенцы достигают к 23 дню. Затем она понемногу убывает. Это связано с тем что птенцы начинают усиленно двигаться, хлопать крыльями. К 30—32 дню при весе 35—37 г птенцы выглядывают из летка, вылезают на жердочку. Но они еще не могут летать и клевать, и их кормят родители. В возрасте 35—40 дней птенцы свободно летают и сами добывают себе корм, причем старшие кормят младших еще не научившихся находить корм самостоятельно.

Комментариев: 3
Никита
Никита
Было на сайте никогда
Читателей: 15 Опыт: 0 Карма: 1
все 13 Мои друзья